ХОРОШО ТЕМПЕРИРОВАННЫЙ КАДАВР. Рассказ.

ХОРОШО ТЕМПЕРИРОВАННЫЙ КАДАВР

Мы встретились после долгой разлуки. Так, как будто и не ссорились. Ты повела меня в свой дом, почему-то в подвале, но мне понравилось – много места, странная мебель, полумрак. Мы рассказывали друг другу о том, как растут наши дети, о том, как уходят близкие. Мы плакали. Потом стали вспоминать старые проделки. Всякие смешные случаи, истории про дураков, перескакивая на пересказ фильмов и книг. Калейдоскоп разговора крутился все быстрее, кусочки цветного стекла – осколки анекдотов и сплетен, - брызгали светом, мы хохотали, и снова перешли на свой птичий язык. Почти тридцать лет дружбы – станешь и эмпатом, и телепатом. Гомеопатические дозы пафоса прибавляли кум грано салис, и мы наслаждались потоком сознания, как всегда, забыв о времени и делах.

А потом мы вышли на улицу, наверное, ты пошла меня провожать. И я сказала: ну почему так? Где же ты была, почему не звонила? А я почему не звонила тебе? Все вышло ужасно глупо, поссорились из-за ерунды… Нет, не из-за ерунды, сказала ты, мудро улыбаясь. Ты ведь бездарна и глупа, твои типа рассказы – стыд, позор и ахтунг. Ты идиотка, трусливая и беспомощная, сказала дальше ты, и с сожалением вздохнула. А потом продолжила: мне стыдно читать твою фигню, боже, как я в тебе ошиблась, мне казалось, есть в тебе что-то, два-три текста, которые достойны, а теперь вижу – ты бездарь и сука… Ты мелодично засмеялась – и только тут я поняла, что я – (во сне) и что ты – (во сне). И что ты – это не ты, а я, все та же я, и я говорю не с тобой, а с кадавром, созданным моим же собственным подсознанием. Потому что в жизни ты никогда не смеялась мелодично. Ты смеешься, как каркаешь «невермор». Ты злобно щуришься, ты из тех, кто с наслаждением пинает того, что поскользнулся. Ты ревнива и завистлива, а еще – ты не понимаешь всех этих сюсю-мусю, девичьих дружб, дружеских откровений. Ты тролль от рождения, и самое яркое воспоминание моей юности – наша драка в университетской аудитории, в присутствии двадцати студентов и преподавателя, когда я била тебя по щекам, а ты вцепилась когтями в мою грудь. И еще, как-то ты пырнула меня швейной иглой за то, что я пришла в гости без предупреждения.

Запах сирени ударил в нос, сердце стукнуло и, кажется, встало. Ты махала мне рукой, как порождение Соляриса, растворяясь в тумане возле небритой елки. А я медленно просыпалась и думала «Как ужасно, что это всего лишь сон. Господи, как хорошо, что это сон!»

Руки ржавого Терминуса все еще стучат в память «Кто здесь? Кто здесь?» А нету никого.

Только полное собрание сочинений Лема, фильм «Тиль Уленшпигель», недочитанный том «Унесенных ветром», кривая улыбка Тарантино и органная фуга Баха, однажды услышав которую, ты закричала: «Выключи! Выключи немедленно!! Больно слушать…».

Обо мне

aboutme mФилолог, писатель, блогер, литературный редактор, сценарист, радиоведущая, преподаватель литературного мастерства.

С 2001 по 2014 гг. была главным редактором литературного журнала «Книголюб».

Член Союза писателей Казахстана. Председатель Совета по русской литературе и литературным связям Союза писателей РК.

facebook